Чтобы носить дешевые вещи, надо кое-что иметь за душой

3-минутное чтение

Нет ничего более неприятного, чем разочаровать друга. Особенно, если это женщина.

«Михкель, закрой глаза», –  прошептала заговорщицки Кирсти. На ее лице было написано, что она купила что-то очень дорогое и теперь с нетерпением ждет, когда я разделю с ней ее радость.

«Ну что там у тебя?» – я послушно закрыл глаза.

«Открывай! – скомандовала Кирсти. – Там-тарарам!»

Перед моими глазами оказалось ее запястье с новенькими Apple Watch. И я сразу почувствовал себя виноватым, поскольку именно я нахваливал ей последние две недели эти умные часы: «Показывают время, считают шаги, делают кардиограмму, напоминают, когда пора вставать из-за стола, и вибрируют при поступлении сообщений. Ну просто чудо, согласна?»

Наверное, так оно и было – Кирсти просто светилась от счастья.

«Я рассказала своему малышу, что у дяди Михкеля есть Apple Watch», – затараторила Кирсти. – И какие они крутые! И знаешь, ребенок так внимательно посмотрел на меня и посоветовал не говорить дяде Михкелю, что я хочу купить себе в точности такие же».

Дети – умные создания, не то что их папы и мамы.

«Так что теперь, Михкель, мы можем сравнить, у кого они…», – Кирсти, наверное, хотела сказать «больше», но вовремя осеклась. Сравнивать часы по размеру не имело смысла: у Кирсти они были (как и у большинства женщин) поменьше – в корпусе 40 мм, а у меня побольше – 44 мм.

«Ладно, давай показывай свои часы, – Кирсти быстро нашлась и сменила тему разговора. – Сейчас проверим, у кого быстрее открываются приложения».

«Мм… – промычал я в ответ. – У меня сегодня, как назло, старые часы. Знаешь, такие обычные, со стрелками и бьющимся стеклом.

nutikell

Я задрал рукав и продемонстрировал свои Zeppelin. Самые простые, дешевые часы, но выглядят они достаточно эксклюзивно. Такие нравятся парням, вроде меня.

«А-а-а, – разочарованно протянула Кирсти. – Ну, значит, в другой раз».

«Конечно, в другой раз».

Я соврал, потому что другого раза не будет. Я продал свои Apple Watch на прошлой неделе, а для другого раза мне пришлось бы покупать новые часы.

Почему продал?

Ну, во-первых, эти вибрации стали действовать мне на нервы. Если тебе приходится смотреть на часы каждые две секунды, то через полгода они тебе точно осточертеют. В компании приятелей тоже оказываешься в дурацком положении: всё время поглядываешь на часы, будто тебя одолевает скука. Может, так оно и есть на самом деле, но зачем же демонстративно показывать всем? Некрасиво как-то.

Во-вторых, Apple Watch посягнули на святое – на мою свободу.

«Иди на тренировку!»

«Дыши!»

«Вставай!»

Давай-давай, мужик! Я, оказывается, еще что-то должен давать этим часам?

И в-третьих, Apple Watch превращают тебя в обыкновенного – такого, как все, хотя, в принципе, я не вижу в этом ничего ужасного. Apple Watch есть сегодня у всех. А кто носит дешевые Zeppelin? Только я. И это в общем-то странно, что особенным тебе делают простые часы со стрелками за сотню, а не понтовые Apple Watch за 500 евро.

Дорогую вещь могут купить многие. А для того чтобы носить дешевую, надо еще кое-что иметь за душой (про себя я брякнул короче: «надо иметь яйца»), подумал я, но промолчал. Потому что Кирсти – очень милый человек. Как, впрочем, и я сам, хотя ношу простые Zeppelin и слыву отнюдь не милым. 

Михкель Рауд

15.05.2019